Вчера зашла в книжный…

... магазин - ни одного знакомого лица, только рашговорящие, с этим мерзким говором, от которого уши болят, раскладывают на полочках календарики с пуйлом, весело переговариваются - “теплая зима здесь. да, хаарошья”...

...тошно, блин.
Я раньше не уходила из этого магазина без приобретения - книги, альбомы, карты. Когда-то, совсем давно, взяла с полочки книгу, открыла, а на первой странице -

Я жил у моря с идиотом
Мы с ним бродили не спеша
По тихим заводям и гротам...

Я его (идиота) сразу узнала, я тоже бродила с ним по заводям и гротам, улыбалась маленьким серым пушистым колобкам чайкиных детенышей, шелесту волн, знакомым крабам. Этот парень, улыбающийся просто так от счастья идиот, приходил не сразу, а тогда, когда душа немного отдохнула от городской сутолоки, от шума и гари машин, от незнакомых людей, которых к нам приезжало очень много, он приходил когда садилось солнце, когда скалы и море окрашивались теплым серо-розовым и ты, сидя на берегу, ждал, когда проснутся огромные звезды, закрывал глаза и растворялся в море, небе, звуках... Прожив на берегу неделю или две, очень не хотелось возвращаться в город.
Мы часто бродили по морям-горам-лесам, у нас было много красивых наших мест. Сейчас все затоптано, загажено. Я никогда ничего не боялась. Сейчас боюсь - боюсь срубленных можжевельников и фисташек, боюсь надписей нарусскомязыке, колорадок и аквафрешей на скалах и деревьях, боюсь человекообразных с автоматами (да встречали в лесу), боюсь всего того, что было раньше дорого.

Пять лет мы никуда не выбираемся. Наши несостоявшиеся белоснежные паруса зимой четырнадцатого уехали рулоном дакрона работать маскировкой от блядскихбратушков.
Пять лет тот беспечный “идиот” не приходит, наверное уже не придет, так все складывается.
Я не представляю сколько времени нужно будет отмывать и очищать от них все.
То ли живешь, то ли выживаешь, то ли доживаешь - от твоих желаний, мыслей и действий ничего не зависит. Молча смотришь на болото, которое засасывает детей и подростков в милитаризированную казачью войнушку - шкура дыбом, когда видишь марширующие шеренги детей в казачьей форме. Дурацкие понаехавшие тетки, рассказывающие, что смотрят в телевизоре программы, в которых про Украину - “и я тахда дули им кручу - вот вам, скоро с голаду помрети, а Крым наш, у нас фсе харашо!” Идешь мимо, как привидение, считаешь оставшиеся копейки, понимаешь, что они тоже считают, и что им совсем не хорошо, и никому здесь нехорошо - кому-то страшно, кому-то больно, кому-то голодно, кто-то за свой “хвост” уже переживает, у кого-то что-то отжали-украли, но никому не хорошо!

У нас дует южный ветер, температура плюсовая, батареи холодные (ведь южный, тепло должно быть), в квартире +17, кошка начала есть, как не в себя - холодно. Запас ее еды заканчивается намного раньше, чем обычно, значит завтра сдавать зеленые денежки. А вот у кого их нет, какого им? Хорошо если это понаехавшие, их не жалко, а если молчаливые наши, без доходов (пенсия это не доход, на нее нельзя прожить), без работы (местных чаще увольняют), без здоровья?  Каково им?

Я в автобусе иногда разглядываю людей - грустные, злобные, угрюмые. Только детки смеются, но их одергивают. А какое у меня выражение лица? Пожалуй надменно-безразличное. Проговариваю это в голове, улыбаюсь тихонько и ловлю злой взгляд - мол, улыбается... понаехала, наверное, или флашками махала,  кто и чему здесь улыбается? Отворачиваюсь к окну - отстаньте от меня, все.
Я просто стараюсь выжить...

Комментариев еще нет.

Leave a Reply

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.