Уроки “лещенкогейта” – а есть ли они вообще?

Прогремевший синхронно с посланием президента парламенту скандал с покупкой квартиры журналистом-депутатом Сергеем Лещенко не открыл никаких новых секретов в политической кухне. Просто запах, оттуда доносящийся, стал нестерпимым.

И вправду, разве это новость для широких зрительско-электоральных масс, что обитатели высшего политикума ведут жизнь состоятельных рантье? И без всяких на то зримых и легальных оснований. Два с лишним десятилетия независимости приучили украинский электоралиум к формуле "власть=деньги" до такой степени, что мало кому приходило в голову даже поинтересоваться откуда у "скромных слуг народа" аксессуары и привычки, свойственные совсем иным амплуа этого театра абсурда. Вхож в круги - значит, схемы, связи, представление интересов и тайное бенефициарство. Коррупция до того разъела наш коллективный мозг, что центры, отвечающие за дефиницию права, справедливости и здравого смысла атрофировались под нажимом инстинктов наживы любой ценой.

Но случился взрыв Евромайдана, который встряхнул сознание и сгенерировал в стране обширный запрос на честность и справедливость. Структуры власти нехотя стали этот тренд отрабатывать и госмашина, кряхтя и спотыкаясь, начала потихоньку поворачивать в сторону норм цивилизованного общества в части прозрачности приватной жизни своего "экипажа". И пришествие в законодательную ветвь власти журналистов в 2014 году показалось признаком выздоровления. Тем более, журналистов известных, приложивших руку и перо к поворотному событию в истории страны. Были надежды на то, что они побудут "свежим ветром" в затхлом воздухе политкулуаров.

Я не то, чтобы самый умный, но еще тогда задал себе вопрос "а зачем на самом деле они туда идут?". Ведь существует много способов получать информацию, в том числе инсайдерскую, о происходящем, скажем, в той же Раде. Для этого мандат не обязателен. Достаточно источников, этих "добрых друзей" качественной репортерной журналистики. Оставался вариант "чтобы изменить правила игры". Хотелось верить, что именно за этим.

Время шло и стало ясно, что никакой активной законодательной деятельности ни Лещенко, ни Найем не вели. Более того, вели они себя совсем странно и нелогично. Продолжая выступать с определенными идеями и мыслями в своих (и не только) СМИ, при голосованиях они демонстрировали совсем иную позицию. Если вообще голосовали. Участвовали в громких, резонансных акциях, постоянно напоминали о себе в публичном пространстве. И постепенно становились героями скандальной хроники. Совсем как "традиционные" политики-популисты, известные еще со времен Кучмы. Короче говоря, персонажи постепенно абсорбировались в среде, обновить которую декларативно обязались в начале.

И совершенно естественным образом все это вызрело до стадии открытых обвинений в заказной деятельности и коррупции. Случай с квартирой Лещенко стал просто последней каплей (если, конечно, не был результатом информационного вброса, призванного сбить эффект и отвлечь внимание от энергетики президентского послания), подорвавшей скуку и рутину политической коррупции. Ситуация стала абсурдной - в коррупции и махинациях обвиняют человека профессии, призванной напротив эти явления выявлять и помогать искоренить.

Тут, конечно, нужно бы провести экскурс в историю наших медиа времен независимости. Но достаточно будет упомянуть сухой остаток - в Украине хорошо живут лишь СМИ, выполняющие заказ. Если не считать существующих на международные гранты. Хотя, и их можно употребить совсем в иных целях, как показывает недавняя практика. Мне трудно оценить степень бессребничества каждого журналиста в стране, но почему-то кажется, что погибший в Славянске в конце девяностых Александров и тот же Георгий Гонгадзе не мечтали об апартаментах, вояжах и лимузинах. Они просто делали свое дело и заплатили за это высшую цену. Хотя я никого идеализировать не готов.

И вот после всего этого среди вариантов ответа на вопрос о мотивации журналистского депутатства остается один-единственный - депутатская неприкосновенность. К отмене которой за два года мы не приблизились ни на шаг. В том числе и "усилиями" наших фигурантов. Зачем она им нужна? Неужели отмахиваться от обвинений в работе на олигархический заказ и неадекватных расходах? Как банально. Как обидно. Выходит, все, что с нами произошло, было зря? И мы все клали душу, сердце, здоровье, а многие и жизни, на алтарь амбициозных карьеристов и комбинаторов?

Я не знаю чем закончится эта история конкретно для Сергея Лещенко. Одно знаю точно - если это сойдет ему с рук, "отморгается", то число разочарованных в переменах  сторонников реальных реформ возрастет существенно. И я надеюсь, что настоящие, непоказные, реформаторы понимают это лучше всех...

На оновлення сайту можна підписатись:


 

 

Leave a Reply

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.