Томос как предчувствие…

Финал драмы, развернувшейся в последнюю неделю в треугольнике Стамбул-Москва-Киев относительно автокефализации украинского православия от вековой поповской тины "москоу-стайл", уже понятен и контурно прорисован как победа Киева и осязаемое поражение Москвы. Неясен лишь вопрос техники перехода к новому состоянию клерикального существования УПЦ и более общий - значения и ценности того, что случилось для обеих цивилизационных сторон конфликта.

Не хочу повторять много раз читанное и слышанное, отмечу лишь некоторые любопытные цифры, которыми сотрясают "гундяевцы" в надежде убедить самих себя и свою паству в "неканоничности" решения Варфоломея І. По формальным оценкам (то есть, им так хочется видеть) общая паства РПЦ насчитывает от 90 до 120 миллионов человек. По этой причине московские попы считают свою лавочку гораздо более весомой в мировом православии нежели Константинопольский Патриархат, которому непосредственно присягает во всем мире 5,5 миллионов верующих.

Казалось бы, численное превосходство и вытекающее из него влияние и возможности очевидны. Однако, дьявол, как все мы (и даже атеисты) знаем, кроется в деталях. А в данном случае, в статанализе этих цифр. Перво-наперво: общую численность подчиненных владыки Кирилла определить не представляется возможным по формальным признакам. Кого считать адептом РПЦ? Того, кто сообщает об этом в ответ на соцопрос? Того, кто каждое воскресенье посещает службу? Или того, кто просто осеняет себя кресным знамением, проезжая мимо храма? На Западе (а именно в странах, где сосредоточены "клиенты" Варфоломея) этот вопрос решен во многих местах просто и четко:  платишь церковный налог, участвуешь в деятельности общины - ты верующей соответствующей юрисдикции. В РФ (и в большинстве стран влияния РПЦ - как правило, бывшего СССР) церковь освобождена от налогов и этот критерий отпадает. А уж скольких прожан запишет приходской батюшка в отчете в епархию - столько и будет считаться церковью. А главное - деньги. Пожертвования. Если в приходе есть хоть один состоятельный мирянин, готовый жертвовать существенные суммы - местный поп может смело прикладывать к части этой суммы, отправляемой "наверх", любую численность своего прихода. Так и рождаются "мифы и легенды народов мира"...

Кратко отметим структурные показатели РПЦ, УПЦ МП и Константинополя. В РПЦ насчитывается 387 епископов , 293 епархии и 35000 священников. Для сравнения - в 1970 году во всем СССР было всего 63 епископа. И это на 71 епархию! А священников было "аж" 7500. И это на 250 миллионов населения, из которого подавляющее большинство считали себя атеистами. Сейчас в РФ население составляет порядка 140 миллионов человек. И, как ни парадоксально, по реалистичным оценкам независимых (от российских властей) религиеведов, на середину нулевых годов в РФ реально воцерковленными можно считать около 3 % населения страны. То есть, количество таковых безусловно выросло после краха атеистического совка. Но не в десятки раз, по сравнению с показателем того же 1970 года, а всего лишь в три или четыре раза. Соответственно, рост в четыре-пять раз численности православного духовенства, к нашему времени, приблизительно подтверждает эту оценку количества верующих. Которых получается реально 4.2-4.5 миллионов человек вместо декларируемых 90-120 миллионов!

Посмотрим на Константинопольскую юрисдикцию, раскинувшую свои длани практически на весь мир. Из 5, 25 миллионов верных Фанару 2,8 миллионов - прихожане североамериканских епархий.  130 епископов в 63 епархиях на весь "шарик". 3200 приходов, в которых служат около 5000 священников. Соотношение числа  паствы к числу окормляющих соответствует пропорциям, приведенным выше, что существенно уравнивает возможности и влияние РПЦ и Константинополя.

Но это только количественные показатели. А есть еще качественные. Один прихожанин православного прихода где-нибудь в Вашингтоне, Денвере или Канберре по своим финансовым, личностным и влиятельным возможностям способен дать фору целым десяткам приходов РПЦ, существующих исключительно на бумаге и в воображении епископов на Урале, в Сибири или в КНДР, и призванных оправдывать их существование в сане и на должности.

Так что, это еще очень большой вопрос "какая из двух церквей фактически мощнее". И это мы еще не рассматривали критерии исторически-каноническо-теологические. Если в рассмотрение включить их - от имени Кирилла останется пара букв. Не более.

Теперь поглядим что с украинским филиалом. 94 епископа, 53 епархии, 11,5 тысяч парафий, 11 тысяч священников. И все это не липовое, а вполне "живое", осязаемое. В стране с плотностью населения превышающей таковую в РФ в 8,7 раза! Правда, декларируются 10,5 миллионов прихожан. Но если учесть российское начетничество, то реальная цифра может легко уменьшиться втрое. И если вырезать даже эту часть из РПЦ, то что в ней останется, с учетом всех вышеприведенных соображений? Становится совершенно понятно почему так яростно бились и бьются адепты православия по-русски за украинскую часть церкви.

Вот такая расстановка сил имеется на сегодня. И Томос, предоставленный Украине, изрядно изменит картину православного мира. А о международных аспектах нашего Томоса мы поговорим как-нибудь попозже. Оно того стоит...

Комментариев еще нет.

Leave a Reply

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.