Проснулись в три…

... позавтракали и на автобус (два с половиной часа к месту регистрации). Прибыли в 7.30, потоптались, померзли на улице (внутрь погреться не пустили - не паложено).

А потом, в 8.00 Гимн.
Реву, как положено…
Мы первые проголосовали.
Быстренько на такси и на границу.
Наши улыбаются, бажают всього найкращого, ихние, с автоматом наперевес, проводят сканером спереди и сзади, откройте сумки. Открываю рюкзак, говорю

  • Еды нет! (звучит, как “водки нет, идите нахуй”)
  • (сердито) Я еду не ищу! (хихикаю)
    Потом паспортный контроль, рюкзаки через сканер на ленте, говорят мужу, что у него там железо, требуют открыть и все вытащить, а там пачка соли, не - “Української солі”! в сине-жовтий коробці.
  • Там внутри ничего нет?
  • Несите пакет, высыплю, посмотрите.
    Я хихикаю, окупенд смущается, говорит -” закрывайте рюкзак”.
    В мой не заглядывал.

А потом шесть часов трясучки в автобусе, а дома встречает охрипшая кошечка, не ругается, только просит гладиться - мы ее оставляли одну, на два с половиной дня.
Когда ехали туда, муж

  • А если спросят цель поездки, что будем говорить?
  • Нафига им “цель поездки”, их дело следить, чтобы крымские “ценности” в трусах не вывезли и чтобы Украинский Флаг, пистолет и колбасу не ввезли.
  • Не, давай договоримся.
  • Скажем, что на похороны, на похороны рускавамира(про их мир вслух не скажем).
  • Ок)
  • А вообще с ними не нужно разговаривать, не нужно их очеловечивать! Каменное лицо, отвечать коротко - откуда. куда. когда выдан паспорт? - там написано. получали аусвайс? - да, выдали.

На рахтаможне практически все серьезные, сосредоточенные, зажатые, а как добираются до Наших - улыбки в пол лица, українська мова, побажання, сльози, посмішки. А вони посміхаються всім, так тепло, так гарно, а ще Прапор, сльози самі течуть.
Через сутки, на Cвободной Земле, в гостинице, муж

  • Почему ты шепчешь? Говори.
    А я шепчу - в гостинице и на улице, я привыкла за пять лет говорить шепотом, чтобы никто не услышал, чтобы никто не узнал, чтобы никто не догадался, что в моей голове. А еще заборы, вернее их отсутствие, и дерганье, когда видишь ограждение газона впереди, и хочешь свернуть, обойти десятой дорогой… а здесь совсем другая история, они здесь не перегораживают дорожки, они не закрывают тебе путь, они просто ограждают какую-нибудь елку и совсем не покушаются на твою свободу.

А еще вопросы

  • Но ведь в Крыму хорошо? Вот, все говорят, что хорошо. А у нас за пять лет ничего не изменилось, вот “зе” сделает, мы ему верим.
    А я ругаюсь и кричу
  • На месяц бы вас, верующих в “зе и ю”, в Крым - в заборы, без врачей, без лекарств, бояться с утра до вечера, разговаривать шепотом, прислушиваться к каждому шороху и жрать говно!

По-честному - у меня болели глаза в магазинах. Я отвыкла от такого количества продуктов на полках. Пять лет это срок. Мы заключенные, без суда и следствия.
Вчера я нарушала закон о дне тишины - я рассказывала о жизни в Крыму,
о жизни в “сказочном рускоммире”,
о тех, кто в него тянет,
о тех, кто верит в глупые сказки,
о том, как больно потом тем, кто поверил,
о том как невыносимо тем, кто оказался на одной территории с идиотами.


Комментариев еще нет.

Leave a Reply

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.