Царь зверей политических джунглей

Перефразируя известное выражение маркиза Эжена де Вога, все действующие украинские политики первого (и не только) ряда могли бы сказать - все мы вышли из пиджака парторга Южмаша. И были бы правы в подавляющем большинстве.

Уроженец небольшого села в Черниговской области Леонид Данилович Кучма был не последним человеком в системе военно-промышленного комплекса Страны Советов. И добился этого положения достаточно быстро по меркам советской партийной геронтократии. Парторг ракетного монстра - Южмаша - в 38 лет. Ленинская премия в 41. Генеральный директор в возрасте моложе пятидесяти лет. Завидная карьера. Можно даже сказать, стремительная по советским меркам. Но думаю, что если бы рыжеватому днепропетровскому "ракетчику", лукавому завсегдатаю всех заводских сабантуев и гитаристу-любителю, сказали, что основные его жизненные свершения впереди и он еще станет президентом не самой маленькой европейской страны, он бы поднял сказавшего на смех. А уж тот факт, что амплитуда его президентского размаха в разы превзойдет достижения Кучмы советского розлива, и вовсе свел бы его с ума.
Даже формальная статистика президентства Леонида Даниловича впечатляет. Из двадцати пяти лет независимости Украины Кучма был президентом десять лет. Он единственный из пяти членов президентского клуба, кто избирался дважды. Девять премьер-министров он поменял за время своих каденций. Приняв страну с сомнительным фантиком вместо денег по имени купоно-карбованец, Данилыч ушел в отставку во времена стабильной независимой конвертируемой (в определенных масштабах) гривны. Эти и еще многие новации в жизни юной страны не обязательно произошли благодаря фигуре второго президента, иногда даже вопреки его желаниям и стремлениям, но все это Кучма осенил своим присутствием в первом кресле республики.
Я не буду перекатывать в настоящую статью все детали его политической биографии с точностью до печатного знака. Но отметить некие особенности этого процесса, которые бросились в глаза лично мне, осмелюсь.

РАННИЙ ЭНЕРГИЧНЫЙ

Леонид Кучма пришел к верховной власти нахрапом. Побыв в 1993 году полгода визирем при Кравчуке в ранге премьера и обладая почти неограниченными исполнительными полномочиями, он, вероятно, решил что легко справится при таком счастье и с должностью президента. Робкая попытка Леонида Макаровича осадить своего резвого тезку, оттащив по времени внеочередные президентские выборы от внеочередных парламентских, успеха не имела. Используя такие очевидные (для самого Кучмы) козыри в борьбе за избирателя, как имидж "крепкого хозяйственника", своего парня для востока Украины и надежного партнера для Москвы, кандидат в президенты неожиданно определил, что запад страны проголосовал преимущественно за него, а не за этноментально близкого Кравчука - тому не смогли простить коммунистической биографии.
Это открытие изменило конфигурацию его внутренней политики в середине девяностых. Видимо, в знак благодарности за электоральную поддержку ( и в надежде на "дальнейшее сотрудничество") , свежеизбранный президент Кучма временно избавил "западенцев" от уже тогда появившихся "объятий русского мира". Хотя и особенных коврижек не предлагал. Ни Бандеру, ни Шухевича не праздновал так, как этого бы хотело население Львова, Франковска и Тернополя. Но все равно эти небольшие "шаги навстречу" в достаточной степени помогут ему потом, на следующих выборах.
Скамейка запасных в команде Кучмы была очень короткая и неспокойная. Из ближайших советников дольше всех продержался в строю тяжеловес-коллега по Южмашу Горбулин. "Молодежи" типа Табачника и Разумкова очень быстро снесло крышу от раскрывшихся перспектив и масштабов и почти весь первый срок своего босса они провели в бесконечной грызне. Далее свою кадровую политику Кучма строил по принципу "временный боярин на откорм". До поры до времени это приносило свои плоды.
Была ли деятельность нашего героя в первую каденцию на своем посту позитивной? Скорее всего да. Государство постепенно приобретало черты такового вместо отметин имперской провинции. Экономика как-то развивалась. С большим трудом, но удалось потушить криминальный всплеск начала девяностых. Жизнь медленно, но входила в русло относительной стабильности. Цена этих "плюсиков" была поистине ужасающей. Лживая и кумовская приватизация возвела стену между богатыми и нищими гражданами, не оставив никакого места для среднего класса. Волна оргпреступности не была разбита, а просто вошла в гавань продажных силовиков и стала их надежным инструментом в реализации темных делишек. Коррупция и блат развивались невиданными темпами. Народное образование, и без того еле дышавшее, стало делать это еще реже и деградировало окончательно, выдавая на гора каждый год десятки тысяч новых пустоголовых невеж. И подобное происходило в любой сфере общественной жизни, куда ни плюнь.
Но все это было плохо видно из кабинета на Банковой. Тем более, что дополнительным заслоном на пути реальной жизни в первые уши и глаза становилось славословие и лизоблюдство окружения. Того самого, которому впоследствии удастся окончательно девальвировать политическую хватку и волю своего патрона и подтолкнуть к власти откровенных бандитов и наемный персонал "братского" имперского монстра по соседству.

ВСЕ НИТИ В РУКАХ?

Во второй половине девяностых Кучма активно заиграл на внешнеполитическом поле. Это стало возможным после того, как на внутреннем "фронте" его позиции были уже достаточно прочны.  Провозгласив политику "многовекторности", он сумел разрешить давно перезревшую проблему раздела Черноморского флота и подписать так называемый Большой Договор о дружбе с Российской Федерацией. Но при всей внушительности формальных признаков "виктории" на международной арене, ни Россия, ни Запад не были до конца убеждены в истинных намерениях  президента Украины.

Россияне в тот момент уже устроили чеченскую бойню и их намерения предотвратить дальнейшее деление страны были очевидны. Более того, уже тогда стало ясно, что равноправных отношений между бывшей советской метрополией и бывшими провинциями власти РФ не допустят. Только подчинение, только беспрекословное движение в фарватере большого брата, никаких поползновений в сторону НАТО. В этом смысле декларируемая геополитическая "многовекторность"  Киева устраивала их как некая дымовая завеса для Запада, скрывавшая до поры до времени факт привязки условно независимой Украины к внешнеполитическому курсу "старшей сестры".

Запад на словах приветствовал мнимую лояльность Кучмы, но реальную ситуацию видел четко и отдавал себе полный отчет в том, что генетическая память о недавнем прошлом, новая тесная привязка к российским углеводородным потокам и связанная с этим коррупция может привести  страну только к единственной роли - пристяжного в традиционной русской упряжке. Поэтому госдеп очень внимательно и настороженно наблюдал за ситуацией и не спешил делать Украине авансом никаких преференций ни в экономической, ни в политической областях. Это обстоятельства удручало Кучму, который хотел от Запада дополнительной легитимизации своей власти, но конструкция баланса между сильными мира сего не позволяла ему совершить заметный крен в сторону Запад не испортив только-только налаженные, как ему казалось отношения с кремлевской верхушкой.

НЕПРИЯТНОСТИ ВТОРОГО СРОКА

Переизбравшись  с немалым трудом на второй срок, Леонид Данилович рассчитывал на то, что дальше все пойдет по накатанной дорожке. Однако и в страшном сне ему не могли присниться те потрясения, которые станут преследовать его в начале нового века.

Спектр генезиса их был широчайшим. Выступления оппозиции, убийство Гонгадзе, сбитый над Черным морем самолет, "кассетный" скандал. Все это навалилось на президента второго срока практически одновременно и было крайне трудно разобраться в том, что из неприятностей есть следствие простого головотяпства и дурного стечения обстоятельств, а что - результат внешних воздействий.

Но основные угрозы власти Леонида Кучмы к 2002 году исходили из двух источников: от нового президента РФ и донецкого клана. Первый запустил процесс реинтеграции рассыпавшегося Союза, вторые нагуляли достаточный политико-экономический вес для получения поста премьера. Как стало ясно позднее, оба этих источника неприятностей для Кучмы действовали синхронно и согласованно. Легко поборов остальных претендентов на пост преемника, дважды судимый в прошлом губернатор Донецкой области Янукович сконвертировал мощь своего с Ахметовым клана в премьерское кресло и энергично принялся менять конфигурацию политико-экономического ландшафта под себя и свое будущее президентство.

В отличие от своего пока еще патрона Янукович моментально привел в Киев "терриконовую команду", которая сразу задрала цены на элитное жилье и принялась распихивать локтями население властных кабинетов, угревшееся в них за время деятельности "Папы". На протяжении двух лет, до самых новых выборов, практически все мало-мальски значимые политические высоты и холмы оказались заняты людьми лояльными Януковичу в той или иной степени. К 2004 году из олигархов и олигархических групп Кучма мог рассчитывать лишь на поддержку собственного зятя Пинчука. Но даже попытка получить в единоличное владение в качестве выходного президентского пособия жемчужину в короне украинской металлургии - Криворожсталь - оказалась заблокированной. Донецкие отдали Пинчуку комбинат лишь наполовину - вторую контролировал Ахметов. Это ясно продемонстрировало Леониду Даниловичу, что спокойную пенсию ему никто гарантировать не собирается. Фактически, так бесславно заканчивался период его правления. Но это было еще не все. Дальше была...

ПОМАРАНЧЕВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Это было самое серьезное испытание в жизни украинского политика Леонида Кучмы. В образовавшемся клинче наглой бригады премьера Януковича и коалиции их оппонентов во главе с Ющенко и Тимошенко было очень важно какую позицию он займет. Многие от него ждали (и даже подталкивали в эту сторону) отмены выборов и похода на третий срок. Трудно сказать точно что именно заставило Кучму не делать этого: недостаток политресурса, усталость или желание войти в историю без досадных эпитетов и пятен на одеждах. Но факт остается фактом - менять конституцию он не стал и от третьего срока отказался. Подлив тем самым масла в огонь текущего противостояния. А самое главное - он не взял на себя грех кровопролития, неизбежно свершившегося бы если бы он поддался на уговоры Януковича и россиян и отдал бы приказ на разгон первого Майдана, образовавшегося после массовых фальсификаций в пользу донецких во втором туре выборов.

Это решение далось ему нелегко. Давление со стороны фальсификаторов и их покровителей было сумасшедшим. Ему угрожали, его унижали, заставив встречаться с Путиным впопыхах в комнатке московского аэропорта. Но компромиссный и податливый совсем недавно Кучма проявил тут поразившую многих твердость и не стал марионеткой в чужих руках. Понятно, что в этом решении было больше инстинкта самосохранения, чем следования неким гуманистическим идеалам, однако же факт остается фактом - в Киеве не пролилось ни капли крови. Тогда, в 2005 году...

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ЖИЗНИ

Победив на выборах, Ющенко поместил своего предшественника под защитный колпак неприкосновенности. Впрочем, Кроворожсталь туда не влезла, ее пришлось вернуть. Но вряд ли это так уж сильно расстроило Кучму - оставшийся багаж был куда как ценнее. Оправившись от перенесенного стресса, он стал строить свою дальнейшую жизнь по канонам отставных заокеанских президентов - открыл фонд своего имени, стал потихоньку вести какую-никакую светскую жизнь. Правда, мемуаров писать не стал. Видимо, решил, что время еще не пришло.

Верно решил. Потому что, образовавшаяся на базе постоянной склоки между Ющенко и Тимошенко, политическая турбулентность не только не позволила стране стать на прочные рельсы развития, но и сделала возможным реванш Януковича на выборах 2010 года. А пришедший к власти, озлобленный и мстительный, "сын Донбасса" открыл сезон охоты на Кучму в отместку за свои злоключения последних пяти лет. Его подручные реанимировали дело Гонгадзе - мину замедленного действия украинской политики с 2000 года - а также постарались привязать отставного президента к мутным убийствам 2005 года министра внутренних дел Кравченко и министра транспорта Кирпы. Травля достаточно быстра сошла не нет, но нервы фигуранту попортила изрядно.

Трудно сказать какие испытания дались Кучме тяжелее: десять лет президентства или десять лет после него. Однако он жив, здоров и по-прежнему старается играть в нашей политике  роль отличную от нуля. Сейчас, в эту трудную годину, он оказался волею судьбы и геополитического пасьянса вовлеченным в минский "мирный"  процесс. Получается это у него так же, как и всегда - очень неоднозначно, с огромными издержками. Любое достижение Леонида Даниловича всегда стоило нам всем очень дорого - странами редко управляют идеалисты. Но при зрелом размышлении мы не сможем не сделать вывода, что иначе, видимо,  и быть не могло. Потому что не написан еще учебник "Как правильно управлять страной в условиях переходного периода от тоталитаризма к демократии". И вряд ли когда будет написан. Ибо это тот случай, когда уроки истории преподают один раз и пересдача экзамена невозможна.

 

На оновлення сайту можна підписатись:


 

Комментариев еще нет.

Leave a Reply

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.