Пару дней назад…

... ходили гулять. К морю. Медленно. Платячко, сандалики красивые (ну чтобы потихоньку), бродим, смотрим вокруг - бархатный сезон, как никак. "Отдыхатели" разъехались, пляжи пустые, но ходят по набережной толпы понаехавших, говорят, на своем, дерганном, очень противном.

Не нравится.
- На буну?
- Да))
На буне под вечер всегда пустынно, тихо, море, красиво. Но забор. На буне. Сейчас везде заборы. Муж смотрит на меня
- В платячке через забор полезешь?
- Полезу.
(только бы подальше от них)

Сегодня муж с приятелем отправились в горы, я дома (ну да, обстоятельства, трясучная долгая дорога. мне пока нельзя), сижу слушаю всякое.
А там у понаехов разборки -
одни мебель делят и клянут все вокруг,
другие потихоньку тырят у родственников имущество - сынок из мамашкиной квартиры (из уфы пришельцы), пока она в сквере сидит, мороженко сэсэсэр наворачивает, тянет телевизор, пылесос и холодильник, торопливо запихивает в машину (конечно, бабка придет и будет искать свидетелей, но с ней никто не разговаривает, да и с ним тоже),

кто-то морду обещает начистить, за то что машину поставили туда, где его собачка любит нужду справлять - "я тута давно живу, три года уже! С питнацатава года сабачка тута какаит, а ты панаех тут камандавать мне будиш!"

кто-то повыдрал с газона молоденькие кипарисы и персики - впер на освободившееся место свой драндулет, знаю, готовят месть( у меня тоже есть всякая растворительная фигня на крышу и капот ляпнуть - очень жалко деревья,
но муж говорит, что нам никак нельзя вмешиваться. наверное послушаюсь).

Приехала публика, в гости, в соседний подъезд, а хозяев нет, ждут. Мужики ушли по пиву-по водке, "мадамы" сидят на наших ступеньках, курят, галдят. громко. ну и матюкакаются канешна, у них без этого никак.
- Забрала вчера дочу са сквера - да, выпускаю туда на выпас - дорога далеко, тихо, из окна вижу, подходим к подъезду, а она муравьев увидела, топчет и приговаривает -" а руsню можно убивать, а руsню можно". Я ее за шкирняк - "какуюруsню? где ты ***** такое слышала?" Говорит, что хотела жука задавить, а дед - хуйегознаеткакойдед - сказал, что жуков убивать нельзя, никого убивать нельзя, только руsню можно. Я ее в сквер - "ищи, падла, деда! Какой он был?" А она - "он с булоцькой был, с вкусной красивой булоцькой". Сука****** такая, булоцьку запомнила, руsню запомнила, а деда опознать не запомнила. Ходит ****** и повторяет все время.
- Ну скажи ей, объясни ей!
- Что? Что руsня это мы? Что здесь нас ненавидят? Что?

А у колонистов за стенкой недавно было новоселье - гостей куча, с порога кричат (окна открыты, слышно все)
- Поздравляем! Поздравляем! Вот, дом, свой-та! Ремонт какой красивай! Вы теперь тоже настоящие коренные крымчане! Нас теперь прибавилось, коренных та. Скоро полмасквы здесь будет. Будет наша дияспара!

А я плачу, тихонько матюкаюсь, злюсь, и ненавижу.
А ненавидеть нельзя, это контрпродуктивно,
нужно презирать, беречь здоровье и готовить месть...
или не готовить, а надеяться и верить,
что справедливость восторжествует,
когда-нибудь,
но обязательно.

Комментариев еще нет.

Leave a Reply

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.