Обратный ход маятника…

Оценить результаты революции на короткой дистанции невозможно. И в поисках таковых массовое сознание ищет зримые изменения. В их качестве чаще всего выступают персоналии, пришедшие к власти в ее результате.

Потому что просто, доступно и легко подступиться к биографии пришедшего в кресло. А уж критерии вовсе элементарны: не был во власти раньше - наш человек. Зачет. Не пил кровь народную - битте в кресло и выполнять "заветы" и "наказы" бегом. Но с этими самыми критериями, как оказывается, самые большие проблемы и связаны. Степень их "простоты" прямо пропорциональна амплитуде массового расстройства и раздражения от неудачных либо ошибочных шагов политиков постреволюционного разлива...

Мы в Украине очень любим сравнивать свое развитие с аналогичным у наших ближайших соседей со стороны запада. Тех, которых называли вассалами Советского Союза или "восточным блоком". Мы стерли себе все зубы и расплавили мозг, повторяя мантру "начинали мы в 91-м с одинаковых позиций, а они вон как далеко ушли". Строго говоря, мысль верная. Но, ослепленные их успехами, мы категорически не желаем (или не умеем) видеть того, что и как происходило у них в промежутке между распадом соцлагеря и нынешним временем. Нет, мы, конечно, слышали про "шоковую терапию" и сами под этот каток попали. И догадываемся, что они-то из под него выскочили через несколько лет, а мы-то до сих пор пытаемся вытащить застрявшие конечности. Речь сейчас о другом: кто руководил странами Восточной Европы в этот период?

С одной стороны, нам это неинтересно. Но стоит чуть копнуть - и становятся понятны и объяснимы многие вещи, над которыми мы бьемся у нас безуспешно. Попробуем снять верхний слой?

Итак, начнем, пожалуй, с Польши. Ну, всем известно, что Польшу отбил у социализма Лех Валенса вкупе с коллегами по профсоюзу Солидарность. Он же и стал в 1990 году первым президентом новой Речи Посполитой с результатом за 70 процентов в первом же туре голосования. Под его руководством правительства Мазовецкого, Бальцеровича, Белецкого и Ольшевского успешно имплементировали рыночную экономику в польскую действительность. Все вышеперечисленные люди были ярыми диссидетами и атикоммунистами. И у них все получилось. Но спустя пять лет все они оказались бессильны перед требованиями "свежего ветра". Таковым, как ни странно, оказался бывший местный комсомолец Квасьневски, который за всю жизнь ни дня не проработал в реальном секторе польской экономики, а только заседал в комитетах, комиссиях и прочих бюро коммунистической Польши. Да еще и атеист - в католической до мозга костей стране!  Но именно за десять лет его президентства Польша приняла новую конституцию, став парламентской республикой, вступила в НАТО и Евросоюз, приватизировала окончательно госимущество (не так как у нас или в России). Вот такой оказался "левачок". Но и он набрыд избирателю, невзирая на несомненные успехи, и политическая синусоида качнулась и вынесла на гребень братьев Качиньских. Одного из которых после гибели под Смоленском сменил Бронислав Коморовский, деятель более левый нежели крайне правые братья. Которого, в итоге, снова сменил приверженец правой партии "ПиС" Анджей Себастьян Дуда, являющийся президентом ныне.

Что мы видим? Какие бы реформы не происходили в Польше (а они были однозначно и объективно успешными), капризный и требовательный избиратель не стеснялся менять себе кормчих регулярно. И даже коллаборация с прежней властью не была ни помехой, ни компроматом. А ультрапатриотическая и крайне правая составляющая политического спектра даже умудрялась рыночные реформы иногда тормозить. Между прочим, исключительно в ходе борьбы за власть. Ничего не напоминает?

Любопытная картинка наблюдалась в тот же период в Венгрии. Первую половину девяностых премьер-министрами, пытавшимися провести реформы, аналогичные польским, были Йожеф Антал и Петер Борош. Оба диссиденты, участники восстаия 1956 года, интеллектуалы и рыночники. Прекрасная рекомендация, не так ли?

И что вы думаете? В 1994 году после парламентских выборов премьер-министром становится Дьюла Хорн. Человек, который в том же 56-м году был награжден за прилежное участие в специальных добровольческих формированиях "пуфайкаш", которые помогали советским войскам (!) подавлять восстание соотечественников (!!). Выпускник Ростовского финансово-экономического института (!!!).

И вот этот самый типичный национал-предатель и коллаборант за два года воплотил в жизнь "план Бокроша" - реформы рынка и макроэкономики. И спокойно ушел в отставку спустя четыре года. Без титула спасителя отечества (раздражение от хода реформ взяло свое), но и без позорного клейма отщепенца. И бразды принял Виктор Орбан, который и поныне их несет, время от времени заставляя публику офигевать от своих кульбитов и чудачеств, граничащих временами с авторитаризмом и бонапартизмом. И снова избиратель (уже мадьярский) не принимает революционные заслуги за индульгенцию и при первом же удобном случае "меняет коней". Впрочем, после прохождения "переправы".

Чехословакия имела Вацлава Гавела. Живой символ сопротивления коммунизму и тирании. Но даже это не спасло жителей рспублики от развода и не склеило Чехию и Словакию в 1992 году. Впрочем, президентом первой Гавел пробыл десять лет кряду, с 1993 по 2003 год. Но практически все страны Восточной Европы - парламентские демократии, фигура президента символическая, обязанности - церемониальные. В премьеры выбирали других и все они были разнополярные политики. От очень правого до сильно левого. И ни у кого чешский избиратель не потребовал предъявить удостоверение участника "бархатной революции" в развернутом виде.

Болгары пошли еще дальше и на рубеже веков выбрали на пост премьера своего бывшего монарха Симеона Кобургготского. Который, правда, за время жизни в изгнании подучился на экономиста и был приличной величиной в этой сфере. Но и он не избежал со временем "ротации" и замены на простолюдина. Причем, гораздо менее образованного. Зато с крепкими кулаками. Но это уже совсем другая история.

Менее всего "повезло" Сербии, которая сильно страдала от своего пещерного национализма и прелесть рыночных реформ оказалась сильно смазана борьбой с цивилизованным миром за свои "принципы". Хотя, и там после падения Милошевича у руля встают время от времени самые разные по взглядам деятели.

Короче говоря, восточноевропейский избиратель проявил себя за последнюю четверть века ветренным, слегка взбалмошным и абсолютно незлопамятным. Видимо, потому, что выбирал он не личность, а программу. И не сильно заморачивался анкетными данными. Но уж если кандидат во власть не спешил ее выполнять или "ехал не туда" - замены рулевого было не миновать.

Какие же выводы мы можем сделать для себя? Хотелось бы, чтобы наше поведение как избирателей очень походило на аналогичное у наших соседей. Хотя, нам придется все равно на первых порах верить на слово, сильно остерегаясь при этом буйного популизма и простых решений. Которые нам предлагают, к слову, в основном те, кто всячески пытается примазаться к революции достоинства. А на деле играет совсем на другой стороне поля.

И между личностью и идеей всегда выбирать последнюю...

На оновлення сайту можна підписатись:


 

 

1 Comment

  1. Нам сложнее было – запоребрик “нависал” сколько сот лет…
    Сейчас дела веселее пойдут

Leave a Reply

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.